Конституирующий комментарий

Что было вначале — яйцо или курица? Несмотря на то, что этот вопрос лениво машет нам уже лысой, одрябшей и обессилившей лапой из владений эволюционной биологии, он, как бы то странно ни звучало (или мычало), имеет свои права и в сугубо юридической плоскости нашей древней современности.

Ответить на то, что было вначале односложно нельзя. Выбрать то или иное, не сопроводив выбор необходимой аргументацией означало бы пренебречь своим человеческим происхождением и пойти на поводу у дурного тона — не произвести мысль, но стать надрывающим свои лёгкие армейским свистком с глазами на выкате.

В нашем случае яйцо и курица оборачиваются в слово и человека, а сам вопрос продолжает содержать в себе игривый садизм и лукавый подвох вопрошающего. То, что изначально произвело некий звук не было ещё тем существом, что ныне принято называть человеком. И, предсказуемо, тот звук ещё не был оформленным словом.

То что мы называем словом и то, что послужило основой для построения второй сигнальной системы, благодаря которой наши знания (и заблуждения) могут накапливаться, систематизироваться и передаваться, изначально было как раз тем самым невразумительным свистом существа с воспалёнными глазными яблоками (пока ещё не надкусанными, и не столь популярными), которое не имея очевидных на то талантов уже тогда пыталось стать ревностным регулировщиком всех страстей, грехов и желаний своих сородичей, на том ещё первобытном перекрёстке, что не имея светофоров, уже изрядно гудел, чадил и бранился.

Этот пылкий регулировщик стал просто одержим звуками. Ему нравилось, что одними из них можно было прогнать чужаков и хищников, другими – подчинить себе подобных из числа тех, кто поглупее. Он поверил в неоспоримую и покоряющую всё вокруг силу звука — силу грозового раската, что загоняет матёрых львов в их пещеры, вынуждает их жаться друг к другу точно слепых котят, потерявших вкус и запах матери-кошки. Мутировав, видоизменившись вместе со своим господином, звук стал нынешним словом, закреплённым в речи, письменности и иных актах культуры.

Cлово не принадлежит человеку, вопреки тому, что оно им рождено и воспитано.

Слово есть продукт методичной селекции; похищенный, прирученный детёныш из мира диких необузданных явлений. Этот детёныш лишился памяти о своих корнях, но не утратил стихийности, своей подлинной природы. Потому самый цивилизованный и выхолощенный язык содержит в себе следы и гены тех самых первобытных звуков, что некогда преследовали, властвовали и устрашали; истребляли чужеродное и насаждали своё.

Став единым целым, человек и его язык повелевают миром. Но языков, как и людей слишком много, и постоянно происходит их кровосмешение со всеми очевидными последствиями. В их тесном разобщении им трудно дышать и слышать друг друга, не говоря уже о взаимном понимании. Мы можем наблюдать всё более интенсивное обратное растление языка материнского, языка массовой фольклорной культуры с его устоявшимися лексическими нормами языками новорождённых субкультур. Эти культуры кодифицируют реальность по-новому, по-своему. И, прикрываясь тенденциями современности и эволюции, они скрывают пагубное последствие подобных союзов, что обнаруживает патологию в неспособности адекватно отразить действительность. Вместо отражения мы получаем искажение; вместо сокращения – пренебрежение.

Язык современности во многом лишь средство выразить вызревшее чувство и нервное напряжение.

В этом культурном инбридинге вместо постепенного взаимного обогащения одно пытается пожрать и переварить другое, завладеть грубой инволюционной силой.

Применительно к конституционным реформам это сводится к тому, что как и неописуемый восторг, так и гневное порицание здесь равнозначно неуместны.

Почему участие бесполезно?

Потому что подобные изменения всегда носят сухой либо торжественный, но всегда лишь формальный характер и имеет сугубо констатирующую постфактум силу устно-письменного закрепления того, что уже воплощено, но никак иначе. Какое бы заклинание не было произнесено, камень не превратится в золото (по крайней мере в ближайшие сто лет это уж точно).

Конституция, как и любой другой закон по своей детерминирующей силе никогда не сравнится с инстинктом самосохранения. Это тот тупик, в который с удовольствием заходят и никогда не хотят оттуда выбраться все узколобые законодатели, эти истые ценители чернил и глазных капель. Не верьте их ханжеским уловкам — им по нраву смрад безысходности и тот звон цепей, что раздаётся в их ушах, как угрюмое и мрачное предварение жалобного и невыносимого плача нового закона. И слышится глас городского сумасшедшего:

Бритва Оккама, аборт, эвтаназия…
Спасут ли они от того безобразия?..

Откуда берутся права? Возможно законы – это те скальпели, что совершая кесарево сечение на измученном брюхе неведанного зверя вынуждают родиться близнецов новой лёгкости на крепких плечах сознательных граждан?

Права являются довольно важным параграфом в учебнике социальной анатомии и гражданской физиологии. Слова, преобразованные принуждающей и репрессирующей силой в законы безутешны в создании сколь угодно полезного права, что есть всегда некая приятная или около того обязанность.

Слово не способно создать право. Но точно так же в его власти зафиксировать его, артикулировать его, увеличить его своей лупой. Право имеет естественно биологические корни и принадлежит тому дивному времени, что не знало ни грамматики, ни оформленной логики.

У человека есть право иметь душу. Как только он выходит за рамки общепринятого и проверенного временем, он ощущает необходимость выстроить свою собственную опору. Это жизненно необходимо, поскольку в ином случае его психика распадается, сосуд лопается и душа снова улетучивается, примешивается к массовому бессознательному эфиру. Душа – не только условие появления человека, как такового, но и самой индивидуальности, личности.

Квант внимания!
Поделись данным материалом в любой из социальных сетей, чтобы Разумная Материя продолжала развиваться на некоммерческой основе! (:

Каждый из нас имеет право на пространство, занимаемое в объёме нашего физического тела и в потенции – объёма наших амбиций при поддержке и непротивлении общества. Иное характеризуется, как преступление.

Имеет ли право лев задрать антилопу? Имеет. Имеет ли право антилопа воспротивиться этой клыкастой-когтистой интервенции? Разумеется. В данном случае мы отчётливо видим, как естественные права, детерминированные морфологией, порождают две совершенно различные точки обзора на дозволенное и запретное, две генеалогические линии параллельных этик. Согласно льву правилом хорошего тона уважающей себя антилопы было бы абсолютное подчинение воле его голода. Что же до антилопы…

Право – это жизненная необходимость. То, чем нельзя пренебречь. Табу, по крайней мере, одного вида. Тот фактор, без которого жизнь не способна существовать без страдания и тревоги, морального и физического распада, напряжения всех жизненных сил.

Чрезмерная опора на законы, надежда, связанная с ними чреваты юридизмом мышления, его закоснелостью, которая лишает сознание необходимой гибкости, осложняет и байкотирует иные вариации воплощения строгих и пресных формулировок в абсолютную нестрогость и спонтанность жизни. Она же, в таком случае, превращается в тщедушную и кощунственную профанацию роста и развития, службой не сотворчеству и солидарности, но безразличию и глухоте.

Каждому сердобольному «инструктору», при нынешних обстоятельствах, просто необходимо приколачивать себе ко лбу ту заветную инструкцию, что он транслирует. Желательно гвоздём покрепче, да молотком потяжелей. Чтобы каждый мог без лишних вопросов понимать с чем имеет дело.

Человек идёт на красный, когда нет машин. Человек всегда поступает иначе, когда нет причин поступить так, как предписано. Само предписание не является для него авторитетом. Всё чаще он и она не хотят быть единым целым с обществом, но пытаются выделиться из него. Задача юридической нормы дать им обоснование целесообразности такого единства. Дать им идею, которая даже при индивидуальной конвертации в единичном сознании воплотится в позитивном для общества русле. Вот что называется идеологией, которой ни у нынешних наций, ни у нынешнего человечества нет. Потому человек идёт на красный… Он голоден, напуган, каждая секунда на счету…

Представляется, что конституция есть то, что передают из сердца в сердце. А не из линз фотоаппаратов-глаз, диктофонов ртов и губ… Человек всё чаще терзает человека; насилуя его, лишает воли, превращая его тем самым в безликий и безгласный манекен. Ведь так сподручней выполнять инструкции. Человек пытается превратить человека в робота, которым можно манипулировать, просто вставив в него нужную перфокарту.

Этот процесс отражается и в том, что технологии всё отчетливей, теперь уже всё банальней синтезируются для создания искусственного человека – помощника и друга без души и надежд.  Человека, которому чужда спонтанность и свобода выбора, стихийность и импровизация; человека предсказуемого, человека программируемого, замкнутого в мегабайтах данных, заключенного в цепи питания. Человека, бунт которого измеряется длиной шнура, которым он подключен к розетке.

Почему участие полезно?

Сами по себе поправки не способны принести каких-либо позитивных либо негативных изменений. Но они способны воспитать полезную политическую, историческую привычку. Привычку иметь своё мнение, быть способным выразить его, проявлять гражданскую, подлинно конституирующую инициативу. Изваять новый архетип мышления. Реформировать те образы и конструкции, которыми мы мыслим. Демократизировать сами суждения, исключить из них методы принуждений и репрессий. Перейти постепенно в общественно-политической жизни от патернализма к плюрализму.

Это чрезвычайно важно, покуда человек мыслит готовыми историческими образами и категориями. В нас довлеют архетипы средневековья, примитивные модели поведения, предполагающие насильственные и радикальные методы построения взаимоотношений.

За неповиновение мы всё ещё платим не проницательностью и снисхождением, но темницами и расправой.

Потому что язык нам не принадлежит. Он оказывает нам бесценную услугу. Язык есть особая сущность в сущности человека. И нужно быть предельно деликатным участником этих отношений. Язык служит человеку. Но служит стихийно поскольку человек до сих пор не имеет направленности своей жизни. И каждый из людей строит свой язык, свою стратегию усмирения действительности и всех её участников. Поскольку человек не сознаёт единения с другим человеком. И в каждом из нас каждый день – своя маленькая мировая война… Война, в которой не бывает победителей, но есть лишь выжившие. Среди тех выживших не найдётся человека с двумя головами или хвостом, но претерпевает изменение в нём нечто другое. И если физически наша морфология неизменна,  то ментально мы мутируем чертовски быстро… Отдаляясь друг от друга на скорости взрывных осколков…

До тех пор, пока наша реальность жива, не синтетична, и не проносится разрядами по микросхемам, она требует живых поступков. Её нельзя изменить, дав ей то или иное название, повесив на неё ярлык. Так будет не всегда — убегающий хомо слишком страстно жаждет иного…

Представим сверхтехнологичное государство в изолированном от внешнего мира виде. Новый кибернетический Рим. В котором возведена вся необходимая инфраструктура, позволяющая воплотить в жизнь гетерархию, принцип прямого действия, государство, в котором система распределения ресурсов не нуждается в эмиссии валюты и иных товарах-посредниках; государство в котором возобладала высокая мысль, а низкая материя поставлена ей в безропотную, но благородную службу. Где каждое дерево, каждый камень, где даже свет отзывчив на желание и потребность, на движение и слово человеческого существа.

И этой утопии подведёт черту одно ключевое слово — изоляция. Новый Рим падёт… Снова и снова…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Информационная булимия
Неуклюжие переговорщики

PS. Больше информации — что осталась «за кадром», — о публикуемых статьях, притчах и т.п. можно найти на страницах блога-дневника «ан об де».

Автор: Умаров Тимур
«Как всегда, всё немного сложней и чуточку проще!»
(;
VK | FB | LJ

Прими участие в жизни Разумной Материи!
Она развивается благодаря силе твоего неугасаемого стремления к чистому Знанию!

Каким образом я могу помочь и принять участие?

5 1 vote
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомление о
guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments