Превосходство по наследству

Подлинное смутное время Человечества идёт за ним, натирая его горящие, вечноудирающие пятки. Его пестрые и необозримые знамёна – потворство и непротивление корыстному, злонамеренному неведению, что извечно разобщает, отчуждает людей, создаёт в оправдание своей агрессии заведомо ничтожную и виновную, заслуживающую наказания и гнева сторону и соответствующую породу людей, низводимую до ранга тёмных, беспородных и невежественных животных, выброшенных за обочину общечеловеческой морали и взаимной ответственности.

После долгих (слишком долгих) эпох и столетий, передавая из поколение в поколение столь губительные заблуждения, оберегая лукавую историю, полную отвратительных выходок, примеров оголтелого вероломства и эквилибристики коварной хитрости, Человек настоящего вынужден заново обращаться к самому себе, чтобы понять кто он есть на самом деле. Он вынужден учить азбуку Человечности.

Человек вынужден заново учиться быть Человеком.

Потому что был обведён вокруг пальца. Вынужден перестать почитать память о преступлениях и убийцах. Вынужден понимать, что все языки в их яростном нагромождении слов и смыслов говорят об одном и том же. Они взыскуют мира и любви, свободы и защиты… С этой тяжкой ношей Человек ступает в одиночку, в полнейшем мраке и пустоте, продвигается на ощупь, едва заметными шагами. И он сам себе Огонь, что освещает Путь.

Случается, начинает казаться, будто формула человеческого благополучия должна приобрести вполне осознанное значение неприятия тлетворного и ослепляющего знания, что препятствует объединению Человека и Человека, их сотрудничеству и взаимному уважению; значение отказа от постыдного прошлого,  изношенный китель которого незаслуженно засадили орденами и медалями, что невинно цветут и размножаются, щедро подкармливаемые душной тенью недосказанности и горьким потом намеренной лжи. Сколь много сорняков и паразитов невозбранно расплодилось в его плодоносной ткани! Тогда эта формула крикнет:

Незнание – Сила!

Сколь силен несведущий в том, что мир заселён сплошь врагами. Ибо иначе он сам стал бы первейшим врагом всему миру, и само Солнце замыслило бы против него великий заговор, облегчая недругам дорогу к его дому и обнажая его уязвимости. Потому всякой глупости уютно в тёмном и сыром месте, ограждённом сводами смрадного страха и стенами безутешного самовосхваления.  Хотя, как известно, вражье поле – самое щедрое на заслуженные трофеи. Быть может укравший и спрятавший есть истинно богатый. Тогда каждый страдающий бессонницей кладоискатель и зорковидящий без лишних стёкол — его заклятый…

Выходит, что одни учат историю, чтобы вечно помнить где было спрятано, то что было украдено. А другие – чтобы помнить, где поиски не увенчались успехом. Очевидно, что первые подобно изнеженным зрителям взирают на эту сцену безутешных исканий с высоты своих презрения и насмешки, натянутых до самых подбородков. Полно! Их покрасневшие от натуга подтяжки вот-вот обнажат сокровенное!

Они освистывают сцену – этих артистов — вечных ищеек и их акционерное общество, обреченное на фиаско, — забрасывают их овощами – делают всё, чтобы сбить их с толку и пустить по ложному следу; всё, чтобы обанкротить их.

История ведает нам о тех, кто прячет, и тех, кто пытается отыскать.

Случаются между ними перебежчики. И тогда наша История предстаёт перед носами и глазами как результат переменного успеха в деле беспрестанных пряток и разоблачений. Ложное противоборство порождённое аристократической, подлинно маргинальной (ложным аристократическим) скукой. И процесс тем больше напоминающий пищеварение, что каждый раз одно и то же прошлое предстаёт совершенно неузнаваемо и бесцеремонно, с дурным запахом кухни для насекомых; каждый раз одно и то же прошлое обзаводится новым правообладателем и акционером, новым производителем и владельцем патента. Тем хуже для нас, что каждая новорождённая древность ест и пьёт из наших карманов. Нет, прямиком из наших кровотоков!

И тот, кто отыскал, кажется, с новым ликованием уже сам пытается залечь в это спрятанное прошлое, затвориться в нём безвозвратно и единовластно. Господа эксгуматоры, мастера перезахоронения — бесцеремонность есть их главная церемония! Тем более очевидны те щедрые жертвы всех минувших и грядущих войн, что обеспечивают полезной массой крови, плоти и иных подверженных разложению масс и веществ, притязания на Настоящее. Каждая образцовая столица – и тем паче имперская, — прилежно и старательно ведёт родословную от не менее выдающегося и почитаемого ею некрополя. Но эти города растут не на костях, но из костей. Нерв от нерва, сухожилие за сухожилием, мы сплетены друг с другом, и в голове каждого городского жителя затаён свой особый маленький некрополь – прожорливый гробик, робко и терпеливо ждущий кормёжки, покуда высокий стиль и такт великого предка в нём ещё не усвоен…

Любой блицкриг меркнет ниц пред тем, что принято называть патриотизмом, который яростно перелгали единственно с одной целью – отгородить необозримой беспросветной занавеской свои утончённые экзерсисы; обратить человека против человека, поместить его блёклый силуэт в перекрестье винтовок, бросить его жалкой точкой на экраны радаров. Так расстояние пожирает всякое сочувствие… Расстояние во времени, в пространстве, расстояние в сердце. Оно пожирает Человека в человеке.

Неудивительно, сколь питательна среда, порождённая столь щедрыми удобрениями, постоянной и методичной рекультивацией. Агрономы истории, они запрягают в плуг покорных и безропотных лошадей, чтобы те бороздили и рыхлили измученную Древность. Чтобы сеять бесчисленные намёки и знаки на неизбежное и предопределённое в Настоящем. Чтобы затем трактовать и переводить её в суету современности, где на тысячу экспертиз есть тысяча и одна подделка. А лучший эксперт есть первый фальсификатор. Где каждый скорей готов отравиться, чем погибнуть от голода. Потому как в первом случае он будет препровождён скорбью, пусть и нарочитой; но во втором – насмешкой, всегда искренней. В первом случае его смерть есть потенция и энергичное поглаживание против шерсти целой плеяды экономических агентов, возбуждающее в них аппетит к легитимному вымогательству; во втором есть жалкая работёнка для рыночной периферии ритуальных услуг. Так вот как мы кормим экономику! Так вот почему…

Когда тянешь за нить, узелок может распуститься совершенно в возмутительном месте. Может оказаться, что вы распустили сами себя. Мы есть кровь от крови, нить от нити, игольное прокалывание наших портных.

Но рождён ли кто-то меж течений этих эфиров, столь вредоносных для дыхательных путей? Едва ли парение духа заклинателей ширм, замков и потайных ходов в его столкновении с духом взломщиков, бродяг и следопытов может произвести на свет хоть что-то, кроме подозреваемого и вечно его сопровождающих следствия и судебного процесса. Таковы агрегатные состояния человека – подозреваем либо мёртв. Потому велик тот страх вечнодрожащей бездарности, что избегает малейшего подозрения в незначительнейших личных талантах. Ей лучше притвориться нищей, мёртвой, глухой и немой; окончательно отказать себе в последнем достоинстве.

Так и живут подозреваемые, пока прячущие и рыщущие швыряются друг в друга своим, как они на то смотрят, благородством. По консистенции слишком липким и вязким, чтобы хоть отдалённо напоминать то, чего каждый из них взыскует. Вы закупились подделкой! И неминуемы тучи, но к чёрту зонты и калоши!  Их благородство добралось и до метеостанций!  Доверяй лишь своим двум…

Вы ведь тоже о них подумали? Это то, чего, как кажется,  не видно, и для чего не нужно покупать брюк и туфель на высоком каблуке…

Итак, я учу Историю, чтобы хранить и преумножать свою глупость, ставшую для моего славного, процветающего, одарённого истинной добродетелью народа почётной традицией. Она есть кладезь мудрости, что от своего изобилия беспечно роняет золото и серебро подвигов наших выдающихся предков, оставивших светлую память о том, как во все времена продать себя подороже в игре коварной и подлой предприимчивости. Это святое прошлое рукой самого Господа Бога отделяет на своём безупречном сите всю пыль и мусор от действительно достойных людей и их неповторимых свершений; поощряя жизнь порознь, оно с материнской чуткостью охраняет нас от губительного влияния диких и непросвещённых племён, снова и снова приближая счастливые и сладостные моменты долгожданных войн и сбора урожая, оставляющих нас сытыми и довольными. Мы с трепетом храним и, преисполненные гордости, вручаем страх, ненависть и недомыслие своим дражайшим потомкам. В том заключена наша великая сила и доблесть!

Квант внимания!
Поделись данным материалом в любой из социальных сетей, чтобы Разумная Материя продолжала развиваться на некоммерческой основе! (:

PS. Больше информации — что осталась «за кадром», — о публикуемых статьях, притчах и т.п. можно найти на страницах блога-дневника «ан об де».

Автор: Умаров Тимур
«Как всегда, всё немного сложней и чуточку проще!»
(;
VK | FB | LJ

Прими участие в жизни Разумной Материи!
Она развивается благодаря силе твоего неугасаемого стремления к чистому Знанию!

Каким образом я могу помочь и принять участие?

0 0 vote
Article Rating
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments